Людмила Петрановская о «Selfмамах» и  о стрессах переездов

126 июня в Тель-Авиве состоится лекция Людмилы Петрановской – семейного психолога, основательницы Института развития семейного устройства в России и талантливой писательницы. О проблемах детей и взрослых в Израиле и не только – в интервью с Людмилой Петрановской.

– Людмила! Добрый день! Семья и дети – сфера ваших профессиональных интересов. Вы видите в Израиле что-то, что не укладывается в привычные для России рамки?

– Я много раз бывала в Израиле, и, конечно, какие-то вещи бросаются в глаза. В Израиле гораздо больше многодетных семей, отцы больше вовлечены в воспитание и уход за детьми. Здесь я вижу множество пап с совсем маленькими детьми, причем они не просто отбывают время, а очень активно ими занимаются: гуляют, играют, ползают, лазают с ними. Часто можно увидеть пап сразу с несколькими младенцами. То, что в российских реалиях рассматривается как нерядовое и непривычное – в Израиле норма и обыденность. У моего двоюродного брата четверо детей, жена много работает, они оба программисты. И он часто остается дома один со всеми детьми, что для российского мужа пока проходит по категории подвига. В Израиле более спокойное отношение к мелким житейским детским неурядицам. Дети очень шумные, что наверняка хорошо для них, но сложно для ушей окружающих. Очень впечатлили израильские подростки. Есть такой советский архетип еврейского мальчика или девочки – тихие, интеллигентные, вежливые, с книжкой или скрипкой. А в Израиле я вижу шумных, нагловатых, раскрепощенных подростков. Понятно, что дети усваивают – скажем так – «южную» манеру поведения – шумную, с короткой дистанцией, с желанием обратить на себя внимание, с некоторым пренебрежением к тишине и деликатности.

– Современные подростки сегодня иначе переживают подростковый кризис?

– Раньше был широко распространен авторитарный стиль воспитания. Подростковый возраст – это период, когда формируется личность, когда человек осознает, кто он, какой он, выстраивает внутренний стержень, постепенно выходит из поля влияния родителей и должен приготовиться к тому, чтобы опираться только на себя. При авторитарном воспитании главной задачей подростка было отделиться от родителей: уйти из-под их власти, сказать родителям «нет», послать их подальше со всеми их правилами и запретами.

В литературе многократно описан именно такой способ проживания подросткового кризиса. Он имел свои плюсы и минусы, но, по крайней мере, был отчетливым, позволял, отдаляясь от родителей, больше опираться, например, на друзей. Издержки тоже были, так как многие далеко заходили в нарушении правил и запретов. Но по мере того, как авторитарное воспитание стало исчезать, функция «послать родителей подальше» потеряла смысл. Зачем? Они ведь такие милые. Все разрешают, с ремнем за тобой не бегают, хамски не разговаривают.

В этом тоже есть, конечно, свои плюсы и минусы. Это очень сильно снизило проявление протестного поведение в семьях. Но дальше все равно надо эту задачу как-то решать. И тут уже у всех по-разному. У кого-то протестное поведение может перейти на протест по отношению к социуму, к власти. То есть родители – свои, а враг – кто-то другой. Это – неплохой вариант. Но, к сожалению, у некоторых подростков возникает агрессия, направленная на себя. Это случается у тех, кто не может собрать себя, найти в себе стержень. Если подросток не справляется с собой, то рискует провалиться в депрессию.

Но есть и те, кто проходит кризис благополучно – это бывает у таких людей, чья психика устойчива к стрессам, сильная конституция психологическая. А еще бывает так, что ребенок по какой-то причине откладывает кризис, боясь разрушить отношения с родителями. Например, если ему из-за чего-то другого тяжело, и он не хочет разрушать свой единственный тыл, или он видит, что родители в плохом состоянии, и может отсрочить кризис. В этом нет ничего ужасного.

– Несколько лет назад вы написали статью «Травмы поколений», в которой описывали характерные психологические особенности поколений детей и родителей, передающих друг другу психологические травмы. Как бы вы описали поколение современных подростков, которое появилось уже после публикации  статьи?

– В той статье все-таки имелись в виду не все, а скорее какая-то интеллигентская страта, хотя многие черты совпадали и с другими слоями социума. Тогда статья заканчивалось на поколении гипер-контролирующих и гипер-успешных родителей, перфекционистах, привыкших все учитывать и просчитывать. Сейчас это негативно сказывается на их детях, как на недостаточно функциональных. Тут много факторов – это и ненормальная жизнь мегаполисов, в которой отсутствуют обычные дворы и общение со сверстниками на протяжении всего детства. Это и огромные интеллектуальные перегрузки, связанные с развитием школьной программы, переизбыток гаджетов и многим другим. Сейчас у детей огромная нагрузка на мозг, но при них гипер-функциональные родители, которые настолько предусмотрительны, все знают и понимают, настолько успешны, что дети не могут с ними тягаться, и у них нет в этом никакой нужды. Поэтому многие родители сейчас обеспокоены тем, что у детей много проблем, связанных с низкой устойчивостью к стрессам. Они плохо приспособлены к жизни. При этом они очень интересные – умные, тонкие, независимо мыслящие, но часто очень ранимые и чувствительные. Для них мир слишком жесткий.

Посмотрите, что происходит. Современный московский ребенок никогда не гулял во дворе один. У него нет опыта обычного неформального общения, обычной свободной игры. В детских садах у него непрерывные занятия. Прогулки – только с бабушкой или няней, невозможно создать или влиться в дворовую компанию. Снижается формирование социальных навыков. Возможность комфортной социализации – это создание небольшой компании из 5-7 детей, с которыми можно выстраивать отношения, ссориться и мириться. А в толпе на 30 детей это сложно, многие дети забиваются в уголок и все.

– Чему будет посвящена ваша лекция в Израиле?

– Мы будем говорить о сложностях работающих мам. Это лекция по мотивам моей книги «Selfмама» о том, как сочетать реализацию себя, свою работу и занятия с ребенком. Это разговор, в том числе, про детей разного возраста – может ли им не хватать мамы, и как им облегчить время, которое они проводят без мамы, и как проводить время с ними.

В Израиле работающая женщина – это, скорее, норма. Мало кто может позволить себе не работать – в том числе мамы нескольких маленьких детей. И понятно, что это вызывает у мам много переживаний, а также чувство вины и тревоги – «как там ребенок?». Поэтому мы будем говорить о том, как, реализовываясь в своей профессии и зарабатывая деньги, сохранять связь с ребенком и откликаться на его нужды.

– В Израиле много детских проблем связаны собственно с репатриацией. Что это такое для ребенка?

– Это обычный адаптационный кризис. Даже в пределах одной страны или даже города дети испытывают при переезде сильный стресс – ведь для ребенка важна предсказуемость. Но при переезде в другую страну сильный стресс испытывают и родители – даже если это был хорошо обдуманный, желанный и подготовленный шаг. Даже если все отлично получилось и все рады. Такое количество изменений – и языковых, и климатических, отсутствие социальных связей, удаленность друзей, да и просто в новой жизни все по-другому – это огромный стресс. И дети этот родительский стресс чувствуют, возникают конфликты просто от общей нервозности. Кроме того, есть дети, которые очень тяжело переживают незнание языка. Одни могут объясниться жестами, а другие никак – они забиваются в уголок и им очень сложно.

Родители должны просто помогать перерабатывать этот опыт, обсуждать, анализировать: кто что сказал, кто как ответил, что это все значило, что со мной случилось.

– Родители приняли решение о репатриации, в результате которой у их ребенка возникло множество трудностей и осложнений. Как родителям справляться с чувством вины перед ними?

– Из чувства вины шубу не сошьешь. Ребенку не очень интересно знать про наше чувство вины, ему от этого ни жарко, ни холодно. Ему важно, чтобы мы помогли ему с его сложностями. Если родитель все время «проваливается» в переживания вины – ребенок еще подумает, грузить ли взрослого своими проблемами. Это не полезно для детей. Семья имеет право жить в соответствии со своими решениями, и дети должны приспосабливаться. Так устроен этот мир. Люди всегда так жили – кочевали, эмигрировали, меняли места обитания, и дети до совершеннолетия переезжали с взрослыми. Наша обязанность как родителей помочь им приспособиться. От любого нашего решения в жизни мы что-то выигрываем и что-то проигрываем, невозможно принять такие решения, чтобы у всех все было хорошо и ничего не вызывало фрустрации.

*****

«Если ребенок уже не младенец: может ли не хватать мамы школьнику и подростку?» 

Тель-Авив, «Бейт-Даниэль», вторник, 26 июня, 19:30
Страница мероприятия в фейсбуке

Заказ билетов на сайте 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Баннер внутренней внизу

Подпишись на рассылку

Новости о самых важных, и интересных мероприятий в Израиле