Рентабельность рэкета

frenkel1Навеяно недавней встречей со старым клиентом. Было много смеха, много воспоминаний — местами смешных, а местами и грустных. Победила сложившаяся в экстремальной ситуации дружба.
Помню, как он впервые вошёл ко мне в офис, держа в руках обвинительное заключение, включавшее в себя: обвинение в рэкете, нанесении тяжких телесных, помехах следствию — словом обычный «букет» статей, который обычно сопровождает подобного рода дела.

Внушительная внешность, спортивные габариты, суровые манеры, лицо без улыбки. 
— Здравствуйте. 
— Приветствую. Чем могу помочь?
Изучаю протянутое мне обвинительное заключение, привычно просматриваю список свидетелей обвинения, дату суда, пункты обвинения, статьи. Дело ясное, что дело тёмное.
Договариваемся об условиях, подписываем доверенность на ведение дел. На следующий день курьер переснимает материалы дела , списки улик , показания свидетелей и потерпевших – вроде всё как всегда . 
После анализа информации, просмотра многочисленных материалов, сформирована приблизительная линия защиты на предварительных этапах суда.

«Девочки, пригласите мне парня на беседу – расскажу, как вижу дальнейшее развитие ситуации.»
— Здравствуйте.
— Приветствую. Обсудим как я вижу последующую работу по Вашей защите . 
Далее перечисляю длинный список «прорех» в оперативно следственных мероприятиях, несоответствия в показаниях, список «процедуральных» промахов полиции при подаче улик, список возможных свидетелей защиты и многое другое, что навсегда остаётся между адвокатом и клиентом.
Клиент берёт «тайм аут» — подумать дома на спокойную голову об услышанном, рекомендованном, запланированном.
— Здравствуйте.
— Приветствую. На этом этапе, для меня как для адвоката всё ясно. Стартуем?

В ответ прозвучала фраза, от которой отвисла челюсть не успевшей прикрыть дверь кабинета секретарши. 
Даже моя супруга, помогающая мне в работе вот уже как много лет, и повидавшая за это время многое и многих — человек, который как шутят мои близкие друзья, сдержанный «по-японски», не удержалась и удивлённо посмотрела в его сторону.

— Я хочу расплатиться с обществом за то, что я сделал. Давайте признаемся во всём и сразу. Ничего не утаивая и не «передёргивая» фактов.
— В деле много «дыр», много неясностей, много моментов, которые Закон трактует в Вашу пользу, почему нет ?!
— Можно на «ты»?
— Конечно.
— Брат, помоги мне это закончить БЕЗ ВРАНЬЯ. Как будет – так будет .
— Это не враньё – это легитимное действие в пользу минимизации потерь.
— Но ведь Я САМ знаю, чего делал, а чего нет. Какая разница насколько правильно оно подано ментами ? (Да простят меня полицейские – цитирую).
— Тогда для чего тебе адвокат ?!
— Я не смогу им этого всего объяснить.

Я ИМ ВСЁ ОБЪЯСНИЛ.
Это была одна из самых убедительных речей в моей карьере . Простите , но я чувствовал себя так , как будто бы я музицировал , свободно плывя по течению слов и аргументов , весело улыбаясь берегам потока .
Помню удивлённую даму средних лет, и помню, что в тот момент мне было непонятно, почему она собственно восседает на судейском троне, а не танцует вместе с нами. Даже стенографистка , ни разу не попросила меня говорить медленней , чтоб она успела записать мои слова в протокол – она успевала каким то чудом .

Ему вынесли приговор без обвинения. По договорённости с обвинением , он добровольно проработал в учреждении для особенных детей два месяца , и до сих пор ходит туда просто так , чтобы помочь по хозяйству .
Потом возник откуда-то свой законный бизнес…
— Здорово, брат!
— Приветствую …
На столе бутылка хорошего виски. Пьём мало . В основном за Удачу , которая непредсказуема как направление ветра. Смех и воспоминания .

© Автор – Александр Френкель, адвокат по уголовным делам. 054-4811093 
http://frenkellaw.co.il/