Оперный бард и коллекционер редких песен Михаил Рискин выступит в Израиле

Последние лет эдак 12 поклонники израильского певца Михаила Рискина в Израиле, Америке и Европе имели возможность оценить его голос — тенор очень красивого, своеобразного  тембра. Но сам Михаил утверждает, что стал тенором почти случайно.

«Всегда  считалось, что у меня баритональное звучание, и именно в качестве баритона я занимался в летнем мастер-классе приезжавшей в Израиль знаменитой оперной примадонны Любови Казарновской, — вспоминает Рискин. – Она же, кстати, впоследствии рекомендовала меня декану Московской консерватории Петру Ильичу Скусниченко, прекрасному педагогу, у которого я брал уроки и продолжаю консультироваться… Так вот, однажды я исполнял для Казарновской одну старинную канцонетту из репертуара Паваротти. Причем, попробовал петь в его манере. И моя наставница вдруг воскликнула: «Стоп! Это твой голос!» И она оказалась права: в тот раз я спел это произведение  10-12 раз подряд и не устал. Все последующие дни мастер-класса Казарновская просила меня это повторять. Tак я обрел свой настоящий голос. С тех пор я — тенор».

– И тенор очень одаренный, — подтверждает профессор Рашель Шулова, израильский педагог Михаила Рискина, в  прошлом оперная певица и преподаватель Академии имени Рубина. –У него не только голос красивый. Миша вообще замечательно талантливый человек»…

Вокальные возможности этого исполнителя необыкновенно  широки, и хотя он признаётся, что предпочитает концерные выступления, нередко принимает участие и в оперных постановках. Так, совсем недавно,1 декабря  он участвовал в эксклюзивной оперной постановке- премьере  в Бергамо (Италия) «Серенада на ветру» итальянского композитора еврейского происхождения Альдо Финци.  “Приятно было услышать от  концертмейстера итальянского оркестра: «Вы спели по-настоящему, по-итальянски!” – признаётся Михаил Рискин. — Но только в рамках концертного выступления я могу самостоятельно выстроить программу в соответствии со своими  предпочтениями, обратив внимание публики на такие исполнительские аспекты, которые могут удивить даже искушенного слушателя.”

Михаил может позволить себе спеть по-новому, в своей собственной манере,  очень разные произведения — на 10 языках и диалектах (он владеет семью языками). Например, вокальную классику — итальянские арии или арию Тони из «Вестсайдской истории» Леонарда Бернстайна —  в оригинальной обработке и в сопровождении квинтета EstraClassic под управлением маэстро Якова Муравина … Это может быть и русский песенный фольклор, и песня Лары на слова Евтушенко, c которым Михаилу довелось познакомиться лично, поскольку он участвовал в концертных программах поэта, исполнял песни на его стихи.

Очень важная часть программы  ближайшего концерта, который пройдет в Ашдоде,  – это редкие песни на идиш, которые достались Михаилу в наследство от прадеда Пинхуса Шейсера, служившего у Любавического ребе в конце 19-го начале 20-го века. «Эта старинная  тетрадка с песнями — реликвия нашей семьи, где все любят музыку, пение, —  рассказывает Михаил. — Да и поют неплохо. Отец воспроизвёл мелодии этих песен, я записал за ним,  сделали аранжировку и я стал исполнять их в своих концертах».

Время стёрло эти замечательные слова и мелодии из памяти нашего народа, и  восстановление  этих прекрасных еврейских песен важно не только для данной конкретной семьи. Это существенный вклад в еврейскую музыкальную  культуру, в значительной степени утерянную  за годы Советской власти. Это и грустные песни расставания с любимыми людьми, и философские песни, и такие, в которых сквозь озорной юмор сквозит тысячелетняя еврейская печаль, и задиристые еврейские частушки. В гармоничном сочетании слов и мелодий этих песен — бессмертная душа еврейского народа.

«Песни моего прадедушки» были  записаны на диск, их с воодушевлением принимали в Израиле и за рубежом. Есть в этом цикле, например, одна очень необычная песенка о многострадальном еврейском  носе, которую сочинили и пели когда-то наши предки в местечке Любавичи. «В идишском названии песенки есть одна особенность, которая заинтересовала лингвистов уже в Израиле, — говорит Михаил, — но об этом я расскажу во время  моего концерта в Ашдоде  26 января в концертном зале «Дюна».